Чем Рупит лучше Боровска? Волонтеры спасают старорусский город от бульдозеров

activatica.org

В те самые октябрьские дни, когда защитники облика старой Москвы стали бить в колокола, чтобы вернуть исторический фасад зданию на Маросейке 4/2, в городе Боровске, что в Калужской области, кипели страсти вокруг решения властей снести старинные здания.

Чиновники считают их "гнилушками" и "деревяшками", которые проще снести, чем реставрировать.

С этим не согласилось огромное количество людей. Кто-то возмущался в соцсетях, а кто-то лично отправился в Боровск из других городов России, чтобы в прямом смысле встать грудью на защиту исторических зданий перед бульдозерами, которые уже закинули на старинные дома свои ковши.

Это казалось невероятным, но волонтеров услышали, и снос (возможно, временно) был приостановлен. Репортаж о том, как это было, публикует сайт activatica.org.

Дело дошло до Следственного комитета, и сам глава ведомства Александр Бастрыкин распорядился организовать проверку по факту сноса исторических построек в центре Боровска.

Более того: 24 октября в следственном отделе по Боровскому району проводится прием неравнодушных жителей города и представителей общественности по данной резонансной теме. Об этом сообщается на сайте регионального управления СК РФ по Калужской области.

Однако если дому на Маросейке, владельцы которого решили придать своеобразный, мягко говоря, вид, уже пообещали вернуть исторический облик, а в Боровске пока оставили в покое старинные дома, вопрос сноса "гнилушек" или "реставрации" старинных зданий по вкусу новых владельцев то и дело встает во многих российских городах.

Защитники старины каждый раз вынуждены бороться с властями, отдающими приказы на снос исторических зданий, и недоумевают: чем русские старинные дома хуже старинных домов в Европе?

Ведь чиновники от архитектуры и строительства наверняка путешествуют по Европе и знают, насколько трепетно там относятся к своей истории, в том числе — к истории в камне, кирпиче или дереве.

Там собственникам или арендаторам старинных домов категорически запрещено менять даже мелкие детали, не говоря о том, чтобы радикально изменять их фасады, как это было, например, со зданием на Маройсеке в самом центре Москвы.

Кто был в бельгийском городе Брюгге наверняка видел старинное кирпичное здание, на котором вынужденно отреставрированный кусок стены даже выделен рамочкой и там размещена табличка, которая предупреждает туристов: конкретно эта часть дома – не из аутентичного кирпича. Хотя кирпич подобран в точности такой, из какого был века назад построен этот дом.

Бельгия. Брюгге

И люди в таких домах не только под угрозой огромных штрафов, но и от осознания, в каком историческом здании живут, не покушаются на то, чтобы вставить в окна пластиковые стеклопакеты или повесить на стене спутниковую антенну. Не говоря уже о больших изменениях.

Можно сказать: Брюгге – центр Европы, где всегда много туристов, поэтому там власти заботятся о том, чтобы сохранять его исторический облик.

Но вот еще пример – затерянные в горах Испании средневековые города Бесалу и Рупит. Первый известен тем, что там с особой жестокостью свирепствовала инквизиция, второй (расположенный еще выше в горах) – тем, что там от инквизиторов прятались "ведьмы".

Испания. Средневековый город Рупит

Несмотря на мрачное прошлое этих городов, дома там остались в точности такими, как были в Средние века. И в этих домах до сих пор живут люди: ходят по узким улочкам, стертым от времени камням, переходят рвы по подвесным мостам. В отличие от Брюгге, не так много туристов доезжает в эти испанские крохотные города, затерянные в горах. Однако и там местные жители даже помыслить не могут пустить эти здания под бульдозер.

Испания. Средневековый город Бесалу

Возникает вопрос: чем хуже Боровск и другие города, где чудом – после революций и войн – сохранились дома, в которых живет наша история?

Волонтеры бьются за каждое такое здание. Какие-то уже безвозвратно утрачены, а какие-то еще можно сохранить. И то, что их реставрация возможна, опять же, показывает опыт неравнодушных людей.

Вот, например, так выглядят дома в Боровске, которые удалось отстоять и силами волонтеров отреставрировать. Значит, реставрация "гнилушек" возможна – была бы воля властей сохранить для потомков дух времен, а не обрекать их на жизнь в безликих "человейниках" Иванами, родства не помнящими.

Однако в это самое время в других городах рушатся здания, которые могли бы быть сохраненными для потомков.

Вот, например, в "Фейсбуке" Архнадзора 24 октября появилось видео демонтажа здания детского сада "Белочка" в Королеве, который был очень дорог жителям этого подмосковного города.

"Детский сад построен по проекту архитектора Гулецкой в 1952 году для детей сотрудников предприятий, работавших над созданием космической техники и полетом человека в космос", — пишет в своей публикации Евгений Соседов, представитель Московского областного отделения ВООПиК.

Сообщается, что на месте детского сада планируется построить безликое здание из цветных блоков. Активистам удалось лишь добиться снятия уникальных авторских барельефов.

А в селе Лався Касимовского района Рязанской области тем временем сгорела уникальная деревянная Церковь Покрова Пресвятой Богородицы начала XVII века, сообщает Соседов.

"Интересно, пошевелил ли хоть одним пальцем хоть один чиновник министерства культуры в связи с произошедшим? Или до "деревяшек" руки пока не дошли?" – задается вопросом представитель общества защиты памятников истории и культуры.

Сегодня