Тема:

Нелегалы в Европе 7 суток назад

Мигрантский вопрос расколол Европу

Мигрантский вопрос расколол Европу

Италия в своей борьбе с нелегальными мигрантами дошла до ультиматума Евросоюзу: если в Брюсселе до среды, 29 августа, не определятся, какая страна примет у себя 177 беженцев с судна "Дичотти" на Сицилии, то Рим не заплатит 20 миллиардов евро членских взносов в казну ЕС. Чиновники Еврокомиссии отделались дежурными фразами. И глава МВД Италии предложил проверить себя на прочность.

Италия выдвигает ультиматум — либо ЕС уже сегодня решает, куда направить очередную партию беженцев с корабля "Дичотти", либо Рим перестает платить в бюджет Евросоюза 20 миллиардов евро в год.

Итальянское общество тоже бурлит. Одни ходят маршами и жгут файеры, требуя закрыть границы для непрошеных гостей из Африки. Другие готовы бросаться под машины полицейских, требуя пустить на берег нелегальных мигрантов. Пустили лишь 29 детей, чтобы тем оказали помощь.

На сторону этих людей встала и прокуратура города, которая даже начала расследование против неких неустановленных лиц, которые не позволяют нелегалам сойти на берег. Речь, конечно, о главе МВД Маттео Сальвини. "Мне надоело видеть в городах своей страны тысячи фальшивых мигрантов, которые ничего не делают и стоят итальянцам пять миллиардов евро", — говорит он.

Итальянские власти не раз шли на уступки. К примеру, в июне позволили сойти на берег полтысячи мигрантам, получив обещания от коллег по ЕС, что этих людей заберут к себе 6 стран, а сделала это лишь Франция. Впрочем, зачем той же Испании беженцы, когда каждый день на границе в Сеуте такое: семь полицейских облили кислотой, за месяц через границу прорвались уже 600 человек.

Тех, кто плывет по морю, не хочет брать к себе Мальта, мотивировав это тем, что беженцы все равно хотят в Италию. В ЕС сегодня решили созвать экстренное неформальное совещание стран, чтобы решить вопрос о перераспределении беженцев. Призвали всех проявить волю и солидарность. Только вот откликнулись из 28 лишь 12 стран. На вопрос, а где все остальные, представитель Еврокомиссии растерялась, и толком ничего не ответила.

Сегодня