Тема:

Договор о СНВ 2 недели назад

Пять лет предсказуемости: Сергей Рябков рассказал о тонкостях ДСНВ

В эфире телеканала "Россия 1" заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков принял участие в дискуссии относительно продления ДСНВ.

Ранее Договор о продлении дальнейшего сокращения стратегических наступательных вооружений ратифицировали Госдума и Совет Федерации.

- У нас на прямой связи Сергей Алексеевич Рябков. Здравствуйте!

- Здравствуйте! Спасибо, что позвали.

- Спасибо, что согласились пообщаться прямиком из зала пленарных заседаний. Сергей Алексеевич, скажите, пожалуйста: кому это выгодно в первую очередь? С чего вдруг сейчас американцы, которые так долго не хотели продлевать соглашение – договор, согласились и захотели, и выступили с инициативой такой?

- Президент Байден входил в команду президента Обамы, которая этот договор заключила. Это существенный фактор с точки зрения внутриамериканских раскладов. Кроме того, те ответственные лица, которые сейчас составляют американскую команду, внешнеполитическую группу функционеров, изначально были настроены на то, что договор стоит сохранить, поскольку он фундаментально отвечает интересам безопасности США. И он отвечает нашим интересам, интересам нашей безопасности. Я вновь подчеркиваю, что это сугубо паритетный документ, основанный на балансе интересов. Здесь нет при его заключении не выигравших, не проигравших. Это текст, который, как на аптекарских весах выверен. Поэтому пусть будут у нас с американцами совершенно разные приоритеты на дальнейшее. Я знаю, что отношения не улучшатся, потому что они заведены слишком далеко в тупик Вашингтоном, и расхождения огромные по многим вопросам, но документ должен быть продлен и будет продлен. Вот сейчас только что состоялось единогласное голосование полного состава Государственной думы Федерального собрания, все фракции поддержали, лидеры всех фракций в Думе поддержали продление договора. У нас появляется запас по времени пять лет для того, чтобы провести углубленные переговоры и выработать новое уравнение безопасности в этой сфере без ущерба, я подчеркиваю, без какого-либо ущерба для интересов безопасности Российской Федерации. Американцы должны быть к этому готовы. Только по логике действующего ДСНВ, строго на паритетной основе, строго на балансе интересов они и мы можем договориться. Опыт с Трампом показал, что другие подходы не работают.

- Сергей Алексеевич, скажите, пожалуйста, президент вас наделил полномочиями представлять эту тему, Договор СНВ в Госдуме и вы вели эту тему. Вы договаривались о деталях документа уже с новой администрацией? Это были уже новые люди, которые пришли вместе с Байденом?

- Да, конечно, это было именно так. И я хотел бы здесь отметить роль нашего посла в Вашингтоне Анатолия Ивановича Антонова, он вообще отец-основатель данного документа, он вел переговоры с 2008 по 2010 год, и он первые контакты с лицами новой администрации в Вашингтоне проводил. Мы в Москве вели переговоры с послом Салливаном, это продолжалось в последние дни, и вчера увенчалось обменом нотами.

- Сергей Алексеевич, скажите, пожалуйста, так много рассуждают, грозные звучат заявления, ядерные державы, ядерные государства. А что было бы, если бы договор-соглашение не продлили? Чтобы стало понятно, объясните, пожалуйста, совсем простому человеку?

- 6 февраля не произошло бы чего-то драматически меняющего нашу жизнь, но мы оказались бы в ситуации, когда гарантии нашей собственной безопасности, как и безопасности США, существенно ослабли бы. Усилилась непредсказуемость, появились бы предпосылки для затратного наращивания вооружений в разных сферах. Мы оказались бы в ситуации, когда мы должны были бы оперировать в том числе в области военного планирования, исходя из наихудших возможных сценариев. Сейчас все же мы имеем пять лет предсказуемости и пять лет времени, которое нужно потратить с умом, с толком провести переговоры о будущем контроле над вооружением. Российская сторона к этому полностью готова, и призывает без раскачки американских коллег, как только у них сформируется соответствующая переговорная команда, подключиться к таким переговорам. Принять наше предложение.

- Сергей Алексеевич, и все-таки обращу внимания на фразу, которую вы сказали чуть раньше, что улучшений в наших отношениях не будет, то есть после подписания такого договора, когда мы говорим о плюсе, вы говорите, что дальше – все, то есть лимит положительных новостей в российско-американских отношениях на этом исчерпан на ближайшее будущее? Как вы считаете?

- Мы будем работать в пользу того, чтобы паузы между позитивными новостями не затягивались так, как это происходило и продолжает происходить сейчас. Но, вы знаете, хорошо, что в данном конкретном случае в Вашингтоне все же люди стали руководствоваться принципом, вы меня простите: мухи отдельно, а котлеты отдельно. Можно друг друга критиковать, можно бесконечно пикироваться по разным вопросам, можно заниматься обсуждением любых тем, где наши расходятся позиции, и в последнее время валом идет критика по разным сюжетам в обе стороны, но стратегическая стабильность и контроль над вооружением – слишком важные темы, чтобы они становились жертвами вот этой политической конъюнктуры. И позитивно, что новая команда в Белом доме все же проявила достаточно ответственный подход, чтобы именно так отнестись к данному вопросу, и не сваливать все проблемы в отношениях с Москвой в одну кучу.

- А как должно состояться и происходить подписание? Путин с Байденом встретиться должны? Или по телефону можно? Есть протокол?

- Вчера состоялся обмен нотами, в МИД России эта церемония была проведена. Приехал посол Салливан, передал мне свою ноту, я передал им нашу. Это и есть содержание договоренности о продлении договора. Она вступит в силу после того, как мы, Российская Федерация, передадим американской стороне свою ноту о завершении внутригосударственных процедур. Но, завершить межгосударственные процедуры невозможно без моего появления в Совете Федерации. Я прошу отнестись к этому с пониманием.

- Спасибо большое.