Тема:

Акции оппозиции 1 день назад

Это вне правил: Захарова – о грубом вмешательстве США в дела России

Российский МИД выразил протест американскому послу в России Джону Салливану из-за постов в соцсетях, поддерживающих несогласованные акции. Москва рассматривает действия Вашингтона по этому вопросу как прямое вмешательство в дела России. Официальный представитель ведомства Мария Захарова в эфире телеканала "Россия 24" ответила на ряд вопросов.

— Мария Владимировна, здравствуйте! Скажите, как прошел разговор Джона Салливана и замглавы МИД Сергея Рябкова? Что ответил американский посол на претензии МИД?

— Вы знаете, я хотела бы подчеркнуть, что это не единственное, что было сделано и будет сделано по линии внешнеполитического ведомства нашей страны. Заявлен решительный протест американскому послу, указано на недопустимость того участия, которое американские дипломаты проявили в незаконных акциях протеста на территории нашей страны. Также было сказано, что американские дипломаты должны все-таки вернуться в поле законности, соблюдать российские законы, раз они аккредитованы в нашей стране, а также вести себя в рамках, обозначенных Венской конвенцией о дипломатических сношениях. Но, кроме этого, мы обратили внимание наших американских коллег, им будет направлена соответствующая нота, на участие интернет-платформ американских компаний (это и социальные сети и видеохостинги) в распространении фейков. Причем это не единичный случай, это массовое распространение фейков наряду с блокированием аккаунтов, страниц и материалов российских, в том числе и официальных лиц. Этот странный, а на самом деле для современной Америки нестранный симбиоз, вызывает не просто озабоченность — он находится вне правовых норм и правил.

— Какой была реакция американского посла?

— Мне кажется, им есть что сказать, а это очень важно, ведь американские дипломаты работали на публику. Что же означал тот самый пассаж относительно некоего похода на Кремль, о котором говорило американское посольство? Была ли это мотивация, была ли это инструкция или что-то иное? Такого себе американские дипломаты еще не позволяли, хотя все остальное, что они делали, было сделано по, как мы понимаем, старым методичкам.

— Будут ли какие-то дополнительные шаги со стороны российского МИД, если такое поведение повторится? Какая-то реакция со стороны Джона Салливана или, может быть, со стороны Госдепа уже последовала на эти претензии?

— Отвечая на вторую часть вашего вопроса, я хотела бы сказать, что помимо нашего контакта с американскими дипломатами в двустороннем формате этот вопрос будет поставлен, в том числе, на международных площадках, которые как раз и занимаются подобной проблематикой. В сочетании с грубым вмешательством во внутренние дела, а именно так мы квалифицируем действия американской стороны, мы видели просто какую-то такую, я не знаю, жуткую эквилибристику в плане информационных технологий. То есть с одной стороны идет распространение фейков, а я напомню, что именно Вашингтон заявил себя в качестве основного борца с фейками и инфодемией, которая творится в мире. При этом сами же американские компании позволяют себе распространять фейки и почему-то забыли о том, что буквально две недели назад сами себя наделили правом модерировать контент социальных сетей, заблокировав собственного президента, под эгидой того, что он распространяет дезинформацию. Почему же они не модерируют дезинформацию, фейки в других случаях? А, с другой стороны, шла активная блокировка контента российского. Российских официальных лиц блокировали, манипулировали с материалами и так далее. Все эти моменты мы постараемся отразить, еще раз говорю, на международных площадках, которые профильно этим занимаются. Я не хочу говорить за американскую сторону, у них есть свои спикеры. Пусть они ответят о своих ощущениях после нашего с ними разговора. Но, еще раз говорю, разговор не закончился — он будет продолжен.

— А какие это могут быть площадки?

— Конечно, в первую очередь, это ОБСЕ. Это профильная структура, которая занимается подобным комплексом вопросов от свободы средств массовой информации. Кстати говоря, именно в соответствии с решениями этой организации, под которым подписались в свое время Соединенные Штаты Америки, Вашингтон не имеет права препятствовать распространению информации, что, к сожалению, он активно делает. Когда говорят о том, что речь идет о частных компаниях, которые принимают свои собственные решения согласно неким собственным правилам и своду пользовательских соглашений, то нужно понимать, что США взяли на себя это обязательство как государство — не препятствовать распространению информации, что происходит. При этом, вы посмотрите, генеральный секретарь ООН сколько раз призывал, особенно в эти месяцы, к борьбе с фейками. Кстати, об этом же мы много раз слышали от представителей НАТО, которые активно борются с распространением дезинформации.

— Мария Владимировна, как вы считаете, а может ли все произошедшее осложнить диалог с новой американской администрацией? И вообще, как вы его оцениваете, как он продвигается?

— К сожалению, предыдущие администрации США не смогли вывести отношения на должный уровень, только их усложняли. Поэтому, вы опять же знаете хорошо о нашей позиции, мы исходим из того, что наши отношения должны быть улучшены. Есть масса сфер, где мы просто обязаны это сделать. Это и вопросы международной стабильности, безопасности, разоруженческая проблематика и, конечно, вопросы, которые связаны с жизнью и общением граждан двух стран.

— Что касается вопросов ядерного регулирования, как идет работа над продлением договора СНВ-3? Какие-то уже конкретные предложения поступили от США?

— Я могу только сказать, что эксперты активно работают в этом направлении. Это практическая работа, она стартовала.

— Мария Владимировна, спасибо за интервью!