Элитные виллы и апартаменты вместо спортивного центра

Центр водного спорта, которого нет. Столичная инспекция по недвижимости пытается выяснить, как вместо спортивных объектов в Серебряном Бору появилось элитное жилье. Приобрести предлагают виллы и апартаменты. При том, что застройщику вынесено официальное предостережение.

Гранитный забор и что-то совсем непохожее на спортивные сооружения уже давно встречают на самом въезде в Серебряный Бор. Несмотря на указатель и название остановки, водная станция "Труд" за последние годы удивительно преобразилась.

"Здесь был финиш дистанции 2000 метров. От "Труда" избавились, просто избавились, потому что спорт здесь оказался не нужен", – сетует заслуженный мастер спорта СССР, серебряный призер Олимпийских игр 1980 года Виталий Елисеев.

Он своими достижениями обязан этому участку и воды, и суши. А ведь как все красиво начиналось – здесь должен был быть построен Центр водного спорта. Журналисты программы "Неделя в городе" пробуют его найти.

Прогулка по нагромождению роскошных вилл. И ничего, что говорило бы о спорте.

С каким комфортом, судя по всему, будут располагаться спортсмены и их тренеры! В архитектуре прослеживаются явно нотки классицизма, видно, что отделочные материалы дорогие.

Если это и будет раздевалка, то помпезная и с размахом. Рабочие устанавливают лифт.

Но экскурсовод, он же охранник, непреклонен: это спортивный объект.

– Здесь строящийся объект?

– Центр водного спорта строится.

– Вот здесь?

– Да.

Набережная, по условиям использования участка, должна быть общедоступной. Забор действительно обойти можно. У самого среза воды. Убеждать нас в спортивности происходящего приходит начальник повыше.

– Мы ищем спортивный объект и не можем найти его.

– Да, да.

– Где он?

– Центр реабилитации спортсменов.

– Вот это?

– Спортсмены после соревнований будут здесь реабилитироваться.

– Очень хорошо. За 286 миллионов рублей?

– А вы откуда эти цены взяли?

Эти цены мы взяли с сайта застройщика. Вот они: от 720 тысяч рублей за метр: маленькая раздевалочка тянет на полмиллиарда.

– Территорию освободите, пожалуйста.

– Мы сейчас по набережной прогуляемся и освободим, спасибо большое.

– Может, на лыжах еще покатаетесь?

– У вас есть лыжи?

– Да.

– Давайте.

– В прокат не выдается.

Видимо, специально для нас столбы вдруг заиграли концерт Баха.

Ничего не скажешь – красивая жизнь.

А вот так выглядело это место в 70-е – вдалеке высокая Карамышевская набережная, Живописного моста нет и в помине. Гребцов тут занималось больше 300 человек, только тренеров было 30, вот и название "Труд", и, конечно же, "Привет участникам соревнований!". Герой Олега Ефремова пророчески заглядывает на 45 лет вперед.

Расположенный впритык еще один объект, бывшая база "Динамо", так же ведет продажу жилья, совершенно не стесняясь. Хотя, согласно документу Госинспекции по недвижимости, строить тут можно только спортивные объекты. Застройщику вынесено предостережение.

– Мы живем в двух реальностях: одна, которая по закону, а другая, которая фактически. Фактически это продается, – рассказывает активист экологического движения Сергей Менжерицкий.

– А по закону?

– Нет. Невозможно это продать. Уничтожена вся охранная зона памятника природы, вырублены все восемь гектаров, тотально застроены.

Единственная база, продолжающая готовить спортсменов в Серебряном Бору, ЦСКА. Максим уже ждет лета, и руки просят весло.

– Весло поднялось, вывалилось из лодки, и я перевернулся, – вспоминает воспитанник школы академической гребли ЦСКА Максим Лихачев.

– А золотая медаль будет?

– Да, будет.

Золотые медали в последний раз российские гребцы получали уже больше 15 лет назад, и ответ на вопрос, почему, прост.