Убил, но случайно: "Наполеону России" светит 15 лет колонии


Александр Демьянчук/ТАСС

15 лет колонии за убийство аспирантки — такой срок запросила сторона обвинения по громкому делу историка Олега Соколова. В понедельник, 14 декабря, в суде Петербурга состоялось прение сторон, в ходе которого обвиняемый полностью признал вину, но посчитал свои действия "неумышленными".

Он то мечется как тигр в клетке, то сидит с абсолютно императорским видом. За год следственных действий и судебных заседаний Соколов, кажется, так и не забыл, что это он главный "Наполеон России". Обвинение просит для него 15 лет строгого режима.

На заседаниях Соколов впадал в истерики, рыдал, менял показания, бесконечно приплетал к делу имя своего научного оппонента — якобы тот повлиял на общее расстройство его психики. Свою вину в итоге историк признал.

— Я признаю полностью себя виновным. Раскаиваюсь в совершении преступления. Однако я не могу назвать случившееся умышленным. Это было совершено в состоянии абсолютной потери контроля над собой.

Убил, да, но не специально. Он сначала выстрелил в свою спящую аспирантку и сожительницу Анастасию Ещенко, потом душил ее, снова стрелял, потом между делом, принимая гостей и совершая звонки во французское посольство, расчленил. И все это не специально.

Следствию и суду известно, что Соколов бороздил набережные Петербурга, и виртуально, и физически изучал карты. Это было вовсе не историческое изыскание — он искал идеальное место, где можно было бы избавиться от останков — и это при живой Анастасии Ещенко. Нелепо, что в итоге он топил останки прямо под носом у следователей — вот дом, где произошло убийство, а вот и Следственный комитет — какая-то сотня шагов.

Эта пара поражала многих — статные, царственные, с довольно большой разницей в возрасте. Анастасия помогала Соколову писать монографии, писала и свои собственные. Они блистали на реконструкторских балах. Сложно было представить, какие ссоры и сцены ревности разгорались дома, хотя одна запись подобного конфликта демонстрировалась в суде.

— Уйди с дороги! Отпусти меня! За что ты меня бьешь?

Соколов утверждал, что устал от бесконечной ревности Анастасии к его детям.

"Я мог это сделать только в состоянии полного умопомрачения, которое было связано с дикими, чудовищными оскорблениями моих детей".

Обвинение учло и наличие у Соколова малолетних детей и пожилых родителей, его собственный почтенный возраст и хронические болезни, вклад в науку и даже в реконструкторское движение. У 24-летней Анастасии Ещенко остались брат и родители.

Соколов выступил с последним словом. Он отметил, что глубоко раскаивается в содеянном. Историк считает, что должен быть наказан по закону, кроме того, он сам этого хочет, чтобы искупить совершенное им преступление.

15 лет за жестокое убийство с расчленением и незаконное хранение оружия... Судебное следствие закончено. Приговор, скорее всего, будет вынесен еще до Нового года.