Что происходит на Камчатке?

Камчатский край станет первым регионом России, где планируется внедрить Комплексную информационную систему мониторинга окружающей среды. Ее цель – прогнозировать и предупреждать экологические происшествия. Об этом сообщили в Минприроды региона. На начальном этапе, с июня 2021 года, на Камчатке промониторят состояние млекопитающих, потом перейдут и на рыбу.

За крабом, за селедкой, за кальмаром рыбаки из Авачинской бухты выйти незаметно не могут. Здесь все под контролем, особенно гражданский флот. Только вышел траулер за рыбой – сразу его берут под контроль специальные службы.

Александр Урюпин – персональный лоцман 1-й категории, самой высшей. Это у него ключи от фарватера и ворот Авачинского залива. Он легко запрыгивает на корабль, с палубы на палубу. Ворота открыты – лоцман неспешно уходит домой, наш рыболовецкий траулер вышел в Тихий океан.

Почти тысячу миль к Северному полюсу, к Берингову морю – только там водится легендарная жирная олюторская селедка.

На вулкан Мутновский в это время попасть непросто – снежные заносы, дороги не видно. 110 километров через перевал на специально подготовленном "КамАЗе" от Петропавловска-Камчатского. Пейзажи ледяные, пустынные, температуры – до минус 50, высота снежного покрова – до 17 метров. Здесь, в треугольнике вулканов Вилючинский, Мутновский и Горелый, в сложнейших метеоусловиях еще в советские времена запускали уникальный проект – геотермальную станцию – а построили и торжественно запустили комплекс в 2002-м. Геологи , что называется, выпускают джина из вулканических недр – с глубины 2400 метров – пароводяная смесь устремляется в небо.

Вот так на высоте 860 метров геологи продувают скважину, чтобы затем подать энергоноситель на Мутновскую геотермальную станцию. Пароводяная смесь под огромным давлением идет по трубам прямо к турбинам станции – температура 160 градусов по Цельсию – на станции смесь разделяют на пар и воду – пар вращает турбины, их на станции две.

"У нас уникальные российские турбины, произведенные специально для этого проекта Калужским турбинным заводом", – рассказал Алексей Любин, исполнительный директор управляющей компании.

30% всей энергосистемы Камчатки – Мутновская геотермальная станция. Немыслимый проект в труднодоступном месте. Потенциал энергии – а по сути, это разогретая вулканом вода – почти бесконечный. Самое низкое по себестоимости электричество.

Мы находимся в высокочастотном зале. Здесь самое высокое напряжение на Камчатке – 220 000 вольт – и даже можно слушать музыку тока. Но чтобы энергия не заканчивалась, приходится высвобождать ее из недр, бурить скважины. Хотя бы одну в год.

Отработанный пар и разделенную воду закачивают обратно в скважину – замкнутое производство: по высоковольтным проводам электричество идет от вулкана и станции к людям.

Камчатцы, кстати говоря, считают себя одними из самых счастливых жителей России – умеют активно отдыхать и трепетно относятся к своей природе. Недавнее цветение водорослей и красные приливы – проблема известная. И, как оказалось, камчатцев она касается лично – почти каждый выезжал проверить, что с водой в океане.

Неравнодушные местные показали нам и заброшенный Козельский полигон – это 40 километров от Петропавловска-Камчатского. Вот уже несколько дней здесь исследуют почву военные ученые войск радиационно-химической и биологической защиты. Прибыли они сюда по просьбе правительства и подошли к вопросу со всей серьезностью. И даже нас обязали надеть костюмы химзащиты.

Под нами находятся 100 тонн химических отходов. Вместе с солдатами химзащиты будем брать на анализ воду и пробы грунта. Объект под землей упакован в надежном бетонном монолите. Эксперты в погонах скрупулезно обследовали территорию на предмет утечек, размывов грунта и вообще проверили захоронение очень тщательно.

Военные выкапывают специальные колодцы, чтобы понять, в каком состоянии находится могильник. Грунтовые воды проверили несколько раз. В Москву самолетом военные увезут больше тонны грунта.

"Пока ничего токсичного не выявлено. Вода чистая, как слеза", – сказал Сергей Мальцев, начальник отдела Управления начальников войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных сил РФ.

Конечно, это фигура речи, но мы уже без костюмов химзащиты, и пока военные продолжают работать, мы с директором Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН, доктором геолого-минералогических наук Алексеем Озеровым прошлись вдоль защитных рвов полигона.

"В целом мы понимаем, что полигон был создан хорошо и по хорошим проектам. Вода чистая, практически питьевая, но все равно полигон придется убирать", – сказал Озеров.

А ведь океан всего в 7-10 километрах отсюда, и как раз в это время, на закате, выходящие из Авачинской гавани рыболовецкие корабли видны невооруженным глазом. За селедкой к Новому году идут они полным ходом. Матросы уже монтируют специальный датчик – рыбу будет видно на глубине. А ведь эти рыбаки почти – все еще со времен Советского Союза – приехали на Камчатку за романтикой. Эльман Самедов из Азербайджана призывался на службу в 1981-м. Отслужил и остался.

Типичная рыбацкая история. Они вышли в море всего на три дня, а гонялись за сельдью около 11 суток. Море в этом году значительно теплее, не остыло, и селедка капризничала, пряталась.

Олюторскую селедку можно поймать только в Беринговом море. Уже через пару недель она окажется на новогодних столах россиян.

Они, конечно, взяли свои почти 400 тонн рыбы, без улова отсюда еще никто не уходил. Сезон селедки заканчивается, и поэтому в этом районе Тихого океана потрясающая конкуренция – огромное количество рыболовецких кораблей. И каждый рассчитывает на свою часть улова.

Уже на утро корабль обледенеет – дует холодный северный ветер. Лед отбивают всей командой специальными молотками. А на камбузе – тепло, треска во фритюре. А кормят на судне, надо сказать, изысканными блюдами.

Говорят, в этом полугодии на Камчатке рыба уловилась особенно жирная и вкусная. Только в одном трале сейчас за раз поднимут 150 тонн сельди. Хороший знак. Сивучи тут как тут, конкурируют с бакланами и чайками. А горбатые киты тоже рядом, а значит, в море все хорошо.