Ученые хотят очистить Черное море от нефти с помощью бактерий

26 дней без выхода на сушу, десятки образцов морской воды и донных отложений, и вот учёные приступают к финальному этапу – обработке научного материала. Воду проверят на содержание фосфора, кремния, нитратов и нитритов; донные отложения на разных глубинах – на наличие тяжёлых металлов.

- На глубинах 150-200 метров у нас полностью отсутствуют признаки жизни, то есть ил с сероводородным запахом, а на мелководье – до 40 метров – у нас большое количество ракушечного детрита, – рассказывает младший научный сотрудник отдела биогеохимии моря Морского гидрофизического института РАН Константин Гуров.

В экспедиции приняли участие 29 учёных. Судно, которое стало их домом почти на месяц – "Профессор Водяницкий" было заложено на верфи в Финляндии ещё в 1976 году, но постоянно комплектуется новой техникой. Не меньше сверхсовременного оборудования в последние годы появляется в Институте биологии южных морей. Например, эти газовые хроматографы помогут изучить фракционный состав нефти.

- Нефть – это природное вещество, которое всегда присутствует в морской воде в той или иной концентрации, с помощью приборов мы получаем возможность определить – это нефтяные углеводороды, привнесённые человеком в морскую воду или это углеводородный фон природного происхождения, – говорит старший научный сотрудник отдела морской санитарной гидробиологии ИнБЮМ Олег Миронов. – Эти приборы в десятки раз точнее аналогичных, которые ранее были представлены у нас в институте.

Главный вопрос, на который ищут ответы – как под влиянием человека меняются экосистемы Чёрного и Азовского морей. Впервые за девять лет учёные смогли сравнить состояние микропланктона в прибрежных и открытых водах ранней осенью. А ещё проанализировать, как на нерест рыб влияет потепление климата, и рассчитать составляющие баланса хлорорганических соединений в Керченском проливе за счет водообмена между Черным и Азовским морями.

Часть образцов морской воды, привезённой из экспедиции, разлили в пробирки. Сюда же добавлены нефть, мазут, дизельное топливо и рыбий жир. В этой среде учёные будут наблюдать за жизнью бактерий, которые питаются нефтью. Таким образом исследование жизнедеятельности этих бактерий — первый шаг к биологической очистке моря.

- Употребляя нефть, они производят её деструкцию, разложение, – поясняет начальник экспедиции 114 рейса научно-исследовательского судна "Профессор Водяницкий" Наталия Бурдиян. – То есть это очень полезные бактерии, и во всём мировом сообществе существует практика, когда эти группы бактерий культивируются специально, и становятся препаратами, которые при разливе нефтепродуктов выливаются и употребляют нефть, сокращая численность её в море.

А пока молодые учёные смотрят в завтрашний день, старшее поколение исследователей вспоминает, как в советское время отчёты севастопольцев по влиянию нефтяных углеводородов на молодь черноморской камбалы-калкана повлияли на пересмотр федеральных стандартов. Тогда нормы предельно допустимой концентрации нефтепродуктов в морской воде были уменьшены – с 0,1 до 0,05 миллиграммов на литр. Сегодня эти цифры по-прежнему актуальны.

Анна Шустер, Виталий Козловский