Новак прокомментировал ситуацию с углеводородами

Россия и США вместе стабилизировали рынок нефти, и это на фоне того, что сейчас, в пандемию, в определенных кругах очень модно говорить, что дни ее сочтены и скоро черное золото заменят ветряки и прочие солнечные панели. Спору нет: альтернативные способы производства энергии становятся все более эффективными. Но как же все-таки именно российско-американское взаимодействие сразу вносит в мировую повестку успокоение.

Недавно в Лондоне прошло заседание Мировой энергетический совет, который был учрежден в том числе Москвой, Вашингтоном и Лондоном еще в 1923 году (то есть за 18 лет до создания антигитлеровской коалиции), но продолжает работать в интересах всех, кто хочет вдумчивого и взаимоуважительного диалога. Да, как показала недавняя сессия "Навстречу Конгрессу" (он пройдет в 2022 году в Петербурге), есть разные взгляды на то, какими темпами может меняться энергобаланс. Но не кто-нибудь, а генсек МИРЭС Анджела Уикинсон выступила из Лондона прямо-таки с призывом: давайте же говорить. Главным же гостем сессии был глава российского Минэнерго Александр Новак, который провел очередную встречу с коллегами и по "Большой двадцатке". Короткий, но характерный отрывок.

- Александр Валентинович, если по-простому, что касается "Большой двадцатки", получается, что вопреки тому, что мы обычно думаем, на ней получились российско-американский альянс за нефть и европейская иерархия в отношении перехода на возобновляемую энергетику?

- Я бы так акценты не расставлял, не противопоставлял.

- Тем не менее есть ситуация, где Россия с Америкой реально ближе друг к другу, чем, возможно. А остальная "двадцатка"?

- Но и другие страны, в частности, председателем "двадцатки" сейчас выступает Саудовская Аравия, тоже производители углеводорода.

- Я к тому, что сейчас складываются какие-то совершенно новые параллелепипеды мировой политики.

- Очевидно, что действительно есть разные взгляды, разные подходы, но в то же время, как показала практика общения министров энергетики "двадцатки", есть компромиссные выходы из текущей ситуации и общее понимание, что нужно двигаться в этом направлении.

- Есть ли окончательный компромисс с Белоруссией?

- С нашими белорусскими коллегами мы находимся в постоянном контакте.

- Это вы уже как дипломат заговорили.

- Работаем сейчас вместе над созданием единых энергетических рынков и в нефтяной отрасли, и в газовой, в электроэнергетике. При этом у нас довольно активный диалог идет по поводу будущих поставок нефти и газа.

- Про это я и спрашиваю.

- И вырабатываются подходы по индикативным параметрам и, соответственно, по экономическим условиям. Поэтому находимся пока в диалоге, и он достаточно конструктивный.

- Что такое индикативные параметры?

- Индикативный баланс – это объемы поставок нефти, газа, нефтепродуктов в тоннах, кубометрах.

- По ценам, которые уже общие?

- Нет. Что касается цен, то это переговорный процесс. И он в настоящее время идет – я имею в виду по газу. Цены на нефть, они рыночные в принципе. И складываются, исходя из существующих цен на рынке с учетом того, что в Белоруссию у нас идут поставки без экспортной пошлины.