Мартин Рот: "Завтра уже настало"

Фото: Norbert Millauer. Источник: Victoria and Albert Museum, London

В Третьяковской галерее проходит публичная дискуссия "Культурное лидерство в современном мире". Среди участников — директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, руководитель галереи Whitechapel Ивона Блазвик, директор Пушкинского музея Марина Лошак, художественный руководитель театра Sadler's Wells Алистер Сполдинг, глава Эрмитажа Михаил Пиотровский, арт-директор лондонской Королевской академии художеств Тим Марлоу, председатель попечительского совета Института медиа, архитектуры и дизайна "Стрелка" Александр Мамут. Для серьезного разговора с коллегами прилетел из Лондона и директор знаменитого Музея Виктории и Альберта Мартин Рот.

- Tomorrow is now — "Завтра уже настало" — ваш жизненный девиз. Плакат 1956 года с таким слоганом висит у вас в кабинете. Сегодня в Третьяковской галерее во время дискуссии, в которой участвуют ваши коллеги со всего мира, вы будете говорить примерно о том же? Поделитесь тезисами, которые заготовили?

- Самое важное в музейной деятельности, смысл существования музея – в объектах, их видение. Поэтому в работе мы можем возвращаться назад, можем смотреть в прошлое. Но важна интерпретация и перенесение этого объекта в будущее. А с современными цифровыми технологиями у нас есть просто фантастические возможности. И у нас есть партнеры в исследовательской деятельности. Если раньше мы готовили выставку, открывали, и только тогда ее видела общественность, то сейчас показ начинается задолго до вернисажа. Уже во время подготовки, когда только появляется информация, все уже говорят об этом, и это само по себе уже становится предметом для обсуждений. Таким образом, музей становится обнаженным, более открытым, сочетая открытость и диалог с общественностью.

- Мы на телевидении тоже пришли к этому опытным путем. Перестали показывать исключительно вернисажи, когда картины уже висят, а экспонаты лежат под стеклом. Стали говорить о выставках, делать репортажи, записывать интервью еще на стадии замысла, когда идея только возникает, когда она только приходит в кураторскую голову или директорскую. Кроме того, мы стараемся показать экшн, событие, когда экспонаты собираются или достаются из ящиков, когда развешиваются. Но ведь это наверняка знают и ваши коллеги, или догадываются об этом. Что же нового вы хотите сообщить?

- Что я хочу сказать? Что мы, как важная социальная институция, должны брать на себя больше риска, должны исследовать общество. На этой встрече мое общение будет проходить в виде диалога с Зельфирой Трегуловой, которую я уважаю и считаю, что она – одна из самых выдающихся музейных директоров в мире. Я не собираюсь никого учить, как и что делать. Потому что, если говорить о тех, кто готов рисковать, то Зельфира – одна из первых.

- Третьяковская галерея сейчас на слуху у многих. И вы наверняка слышали про выставку Валентина Серова. Понимаете ли вы, почему настолько популярной была эта выставка? Как профессионал, как руководитель музея, что вы думаете об этом? Почему люди готовы были стоять в очереди на морозе часами?

- Иногда это происходит просто как чудо. Мы ожидаем, конечно, увидеть людей, но неожиданно приходит огромное количество, стоят огромные очереди. И мы не можем объяснить, почему. Но с выставкой Валентина Серова, я уверен, это не чудо. Это большой труд. Благодаря невероятному художнику, благодаря коллекции, благодаря Зельфире Трегуловой и ее команде, которая смогла дать людям, даже тем, кто стоял часами на морозе, почувствовать себя зваными гостями. И тот опыт, который они получили, очень ценен. Хочу сказать, что Зельфира Трегулова и ее команда хотят изменить музей с точки зрения опыта посетителей и гостей. Для того, чтобы он становился лучше и лучше и оставлял особое впечатление при визите.

- У вашего музея Виктории и Альберта тоже прекрасный опыт организации поп-выставок, достаточно вспомнить те, что посвятили Маккуину или Боуи. Успех был такой, что приходилось продавать билеты даже на ночные сеансы. Вы инициируете интересные идеи и справляетесь с тем невероятным потоком людей, который образуется благодаря этим идеям. Наверняка вы этим тоже поделитесь с российскими коллегами?

- Раньше музеи были более высокомерны: если не имеешь достаточного, даже, может быть, искусствоведческого образования, то ты здесь нежеланный гость, ты не сможешь понять экспозиции. Но сейчас – не так. В центре нашего внимания — опыт посетителей. Как, например, с выставкой Александра Маккуина. Мы не можем это делать постоянно – держать музей открытым 48 часов. Но иногда это действительно стоит того, это действительно ожидаемо, и воспринимается очень благодарно. Поэтому у нас бывают люди, которые танцуют на выставке в 4 часа утра, и наслаждаются не только объектами, но и всей атмосферой. Я глубоко убежден, что опыт посетителя, опыт гостя музея – это очень важно для музеев.

- Как-то вы сказали, что хотите развивать образовательные программы, и это практикуется сейчас во многих российских музеях, в том числе в Третьяковской галерее. А детей хотели взять советниками.

- Общество недооценивает любознательность детей. Необходимо открывать для них двери и давать им возможность познать новое и интересное. Музеи являются идеальным дополнением, особенно для русской публики, которая всегда славилась своим интересом к образованию как необходимой составляющей комплексного развития личности. Музей является идеальным дополнением к школе, к воспитанию, к школьному и университетскому образованию.

Еще в Дрездене мы устраивали серию дебатов и конференций с молодыми людьми. Это, скорее, тинэйджеры, нежели дошкольники. В Лондоне тоже у нас большая программа для молодежи. И я не учу, а, скорее, учусь у них. Так, первый раз я написал блог по совету моего юного советника. Или, например, я много узнал нового о совмещении бизнеса и культуры от наших молодых советников. В юности люди очень хотят принимать решения, и это важно, создается открытость и восприятие различных идей.

- У вас было много совместных проектов с музеями Кремля. Недавно вы открывали выставку в Мультимедиа Арт Музее Ольги Свибловой. А еще говорили о своем желании устраивать выставки не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и по всей России. Есть ли конкретные проекты, куда хотите привезти свои коллекции, или что хотите показать из российской провинции в Лондоне?

- Я очень заинтересован в совместных проектах. Не просто привозить или отправлять выставку, а создавать совместные команды — это одна из причин, почему я здесь нахожусь. Чтобы друг у друга учиться и работать в этом направлении. И я искренне верю, что в этой огромной красивой стране много молодых и талантливых архитекторов и дизайнеров. И, конечно, я хочу работать в этом направлении.

- Понравилась ли вам галерея Ильи Глазунова, в которой мы с вами общаемся, и как вы относитесь к этому художнику, знали ли вы о нем раньше?

- Очень интересно. Я даже несколько раздосадован, что никогда прежде здесь не был. Хотя очень часто находился напротив — в Пушкинском музее. Как я понимаю, художник много сделал, и у него много планов, он довольно активен. И есть большие поклонники его творчества, раз существует целый музей, который посвящен его искусству. Очень красивый.